М.Е. Салтыков-Щедрин - Господа Головлёвы

Читайте роман Салтыкова-Щедрина Михаила Евграфовича «Господа Головлёвы» на сайте Каруника



Господа Головлёвы - читать онлайн




Краткое содержание

Глава 1. Семейный суд

Время событий – перед отменой крепостного права. Арина Петровна Головлева, 60-летняя помещица, давно взяла на себя все дела по имениям вместо мужа. От управляющего она узнает, что Степка-балбес, ее старший сын, из-за долгов продал за бесценок дом в Москве. А ведь это был «кусок», который она ему кинула, чтоб больше ничего не просил до конца жизни.

Арина Петровна, «маменька», властвует не только над имением, но и семьей. Дела она ведет «единолично и бесконтрольно», скупа, с соседями не дружит, и все судится за землю. Она в 10 раз увеличила богатство семьи, добыла 4 тысячи крепостных душ. И «для кого» все труды? Муж ее, Владимир Михайлыч Головлев, «человек легкомысленный и пьяненький», днями сидит в спальне. Жена его, «бесструнную балалайку», презирает, он ее, «ведьму», «черта», ненавидит и побаивается.

У этой пары 4 детей: «постылый» (нелюбимый) Степан Владимирыч. До 20 лет был шутом в доме, потом – шутом в университете. Помыкался в Петербурге мелким чиновником, залез в долги, продал дом, пошел в ополченцы, потом в шулера – ничего не вышло. Крепостные Арины Петровны подкармливали его, сколько могли, но, чахоточный, почти в 40 лет, он подался к матери.

Была еще «постылая» дочь Аннушка. Выучилась, могла стать бухгалтером маменьки, а взяла и тайно обвенчалась с корнетом Улановым. Разгневанная Арина Петровна выбросила ей «кусок» – захудалую деревню Погорелку. Корнет сбежал, дочь умерла, а двух «щенков», близнецов Анниньку и Любиньку, Арина Петровна взяла к себе во флигелек.

Порфирий Владимирыч – «Иудушка», «кровопивушка» и «откровенный мальчик». С детства ласковый к «маменьке», но глазами будто «петлю закидывает». Взрослый Порфирий жил с женой и сыновьями Петенькой и Володенькой в Петербурге, служил чиновником.

Павел Владимирыч, Павлуша-тихоня. Учиться и играть не любил, сидел себе в углу и выдумывал невесть что. Это был угрюмый «человек, лишенный поступков». Взрослый Павел жил один в Петербурге, служил по военной части.

Степан уверен: «Заест она меня!» Пришел, как в гроб. Мать дала ему угол в конторе, халат и объедки со стола. Для приговора балбесу вызвала сыновей. Хотела сбагрить его в одну деревеньку, но Павел судить брата не стал, а Порфирий присоветовал взять с него подпись, что он ничему не хозяин, и оставить в Головлеве.

Перед отъездом братья дали Степану по 25 рублей. И он засел в темноте и пустоте, напиваясь. Выйти на воздух не в чем (осень). Раз ночью вылез в окно, пошел в соседнее Дубровино. Арина Петровна всполошилась: что люди скажут? Привезли его обратно. И Степан замолчал. А в декабре умер в своей комнатке. Как писала Арина Петровна Порфирию: «Жаль сына, а роптать не смею». Мол, ему на том свете, может, хорошо.

Глава 2. По-родственному

Прошло около 10 лет. Усадьба Дубровино, где к этому времени жил Павел Головлев, его племянницы Аннинька и Любинька и сама Арина Петровна. Все рухнуло от слухов об отмене крепостного права. Это что же, и работать никого заставить нельзя? И обругать? Тут еще умер старый Владимир Михайлыч. Унывающая Арина Петровна захотела молиться, взяла себе деньги, Порфирию – Головлево (получше), Павлу – Дубровино (похуже).

Маменька потратила все деньги, «округляя» имение «ласкового сына». А он потребовал с нее отчета за все, что есть в имении. Ахнувшая Арина Петровна перебралась в Дубровино к Павлу. А тот спился, уже при смерти, а никак не подпишет Дубровино племянницам. «Всю жизнь слово «семья» не сходило у нее с языка», и «вдруг выходит, что семьи-то именно у нее и нет!»

Умирающего навестил льстивый Порфирий с сыновьями. Павел гонит «кровопивца» от себя, а Петенька с Володенькой, будущие офицеры, жалуются на жадного, набожного и надоедливого отца, который боится, что Арина Петровна его проклянет. Сразу после похорон Павла и обеда Арина Петровна с внучками едет в Погорелку, Аннушкин «кусок». Порфирий, новый барин Дубровино, просит ее иногда заезжать – «по-родственному».

Глава 3. Семейные итоги

Хозяйство в деревеньке мелкое, но у Арины Петровны и на него нет сил. Ей впервые кажется, что она – «лишний рот», приживалка (нахлебница), живая «развалина». Она отпускает рвущихся на волю «из постылой Погорелки» девушек. Старуха, страдающая бессонницей, размечталась о добротном Головлево. И стала ездить туда в гости. Ела, пила, играла в карты, шутила над экономкой Евпраксеюшкой, с которой жил вдовец-«греховодник» Иудушка.

Сам он за прошедшие 5 лет «полинял и потускнел», но все также «лжет и пустословит». «Мы, русские» часто в семье растем, «как крапива у забора». Вот и Иудушка вырос не лицемером во французском вкусе, а простым «пакостником». Весь его день посвящен пустякам, а с виду – барин в делах. Что творится в мире он не знал. Только «калякал» с маменькой о старине, сладко кушал и уверял, что они недаром дворяне: это милость Бога.

Сиротки сообщили письмецом, что кочуют с харьковским театром, денег и своих хватает. Аннинька – актриса в «Периколе», Любинька – в «Анютиных глазках». Порфирий живо «петлю накидывает»: надо бы у этих вертихвосток Погорелку отобрать. Пока калякали – вдруг приехал Петенька, 25-летний офицер.

Володеньки уже нет на свете: покончил с собой из-за нищеты. Он женился без спросу – Порфирий бросил давать деньги. Два года ждал Володенька помощи от отца – и однажды застрелился. А теперь вот Петенька растратил казенных 3 тысячи. Он знает, что отец подаст ему камень вместо хлеба (фраза об отце из Библии). Так и вышло. Петенька заплакал, назвал его «убийцей», а Арина Петровна крикнула Иудушке: «Проклинаю!»

Глава 4. Племяннушка

Мать вернулась в Погорелку и слегла. Иудушка был с ней в момент смерти. И не понял, что умерло «последнее живое существо, с которым он мог делить прах, наполнявший его». Вскоре, не доехав до ссылки, в больнице умер судимый Петенька. Но Порфирий хлопотал только о наследстве. Что-то выморочное было и в нем, и в доме, где он жил. Слуги его избегали: «тиранит», гноит словами.

Атмосферу оживил приезд статной румяной Анниньки, наследницы Погорелки. Они с сестрой, спасая Петеньку, посылали 600 рублей. После кладбища и визита в Погорелку она плачет по своей судьбе. Ее, «барышню», потянуло домой, в тишину, без пьяных кавалеров и гостиниц. Но здесь тоска, и все считают ее проституткой. И Иудушка то и дело лез целоваться. И Аннинька уехала в город.

Глава 5. Недозволенные семейные радости

Еще была жива Арина Петровна, когда случился «грех»: Евпраксеюшка забеременела. В былые времена Арина Петровна со служанкой Улитушкой столько дворовых девок выследила, наказала! Надо и тут обтяпать дело так, чтоб никто ничего не узнал. Но история с Петенькой рассорила ее с сыном, а потом она умерла. Иудушка возненавидел и экономку, и сына-младенца Володьку. Но попросил Улиту свезти Володьку в московский воспитательный дом – и успокоился.

Глава 6. Выморочный

Вокруг Иудушки – пустота: «одни перемерли, другие ушли». А тут еще в Евпраксеюшке проснулась к нему «ненависть, желание досадить, изгадить жизнь, извести». Она бросила заботиться о нем, и заглядывалась на «молоденьких». Вначале Иудушка боялся, что она уйдет, потом радовался, что она оставила его в покое.

Сидя в кабинете, он «любил мысленно вымучить, разорить, обездолить, пососать кровь» у родных и чужих. «Мстил живым, мстил мертвым». Упрекал мать (зачем Горюшкино Надьке Галкиной, дочке тетки Варвары Михайловны, отошло), вгонял в кабалу бедных крестьян своих. И был счастлив. Выдуманные доходы все росли… Одичавшего, его увидела Евпраксеюшка – и струхнула.

Глава 7. Расчет

Середина декабря. Земля в снежном саване, как мертвец. В эту пору в Головлево приехала Аннинька. Исхудавшая, больная. Сестра ее покончила с собой. Аннинька бросается на шею дяде: «Умирать я приехала! Вы, дядя, добрый?» Много чего произошло за это время. В городе Самоварове Любинька сошлась с богачом, бросила сцену. Аннинька сопротивлялась, но пошла по той же дорожке. Их кавалеров Люлькина и Кукишева обвинили в растрате. С позором сестры покинули город. И пошли по рукам. Сестры решили покончить с собой. Любинька выпила отраву, Аннинька струсила.

«Головлево – это сама смерть, злобная, пустоутробная». Головлевых извели «праздность, непригодность к какому бы то ни было делу и запой». Даже старую Арину Петровну затянули эти сети. Этот дом – причина всех смертей и унижений, и Любиньки тоже. В гостях Аннинька пьет тайком, потом – вместе с дядей. Отовсюду на них глядят тени замученных и постылых. И Иудушка прозрел. Все он погубил. Зачем? Для кого его «наследство»? «Где… все?..»

Он понял, что «все расчеты с жизнью покончены», пора в могилу. В марте, на Страстной неделе, после Всенощной службы он жалеет племянницу, просит, чтобы хоть она простила его – за всех. Как Христос простил. Среди ночи, в одном халате, он бредет на могилку матери.

Утром его труп нашли у дороги, а Аннинька слегла в горячке. За развязкой событий бдительно следит Надежда Галкина из Горюшкино, единственная наследница родового гнезда Головлево.


Похожие материалы:


Смотрите также: